CONSILIUM MEDICUM UKRAINA
CONSILIUM PROVISORUM UKRAINA
СТАТЬИ
ФОРУМЫ ПРОФЕССИОНАЛОВ
НОВОСТИ
ПАРТНЕРАМ
КОНТАКТЫ
О НАС
Подписка
Поиск на сайте

Последние новости

25.2.2015
МІЖНАРОДНИЙ МЕДИЧНИЙ ФОРУМ – АВТОРИТЕТНИЙ ЗАХІД ДЛЯ СПЕЦІАЛІСТІВ ОХОРОНИ ЗДОРОВ’Я

20.2.2015
Програма науково-практичної конференції

20.2.2015
Шановні колеги!

16.2.2015
УКРАЇНСЬКА КАРДІОЛОГІЧНА ШКОЛА ІМ. М.Д. СТРАЖЕСКА ЗАСІДАТИМЕ У РАМКАХ МІЖНАРОДНОГО МЕДИЧНОГО ФОРУМУ

16.2.2015
ІНСТИТУТ ПАТОЛОГІЇ ХРЕБТА ТА СУГЛОБІВ ІМ. ПРОФ. М.І. СИТЕНКА ОРГАНІЗОВУЄ БЕЗПРЕЦЕДЕНТНИЙ ЗАХІД, ПРИСВЯЧЕНИЙ ЛІКУВАННЮ БОЙОВИХ ПОШКОДЖЕНЬ ОПОРНО-РУХОВОЇ СИСТЕМИ




Натрийурез и артериальная гипертония
Н.Л. Закирова, А.А. Кириченко ГОУ ДПО Российская медицинская академия последипломного образования Минздравсоцразвития РФ

Артериальная гипертония (АГ), или гипертоническая болезнь (ГБ), является одной из актуальных медико-социальных проблем современного здравоохранения не только в Российской Федерации (РФ), но и во всех странах с развитой экономикой. Это обусловлено высоким риском ее осложнений, широкой распространенностью и недостаточным контролем в масштабе популяции [1]. Академик А.Л.Мясников называл ГБ болезнью XX века [30, 34, 35, 43, 46, 48].
Конец XX в. ознаменовался не только интенсивным развитием фундаментальных представлений об АГ, но и критическим пересмотром ряда положений о причинах, механизмах развития этого заболевания [2]. Следует отметить, что частота возникновения АГ напрямую зависит от распространенности и интенсивности воздействия факторов риска (генетических, врожденных и потенциально устраняемых, экзогенных воздействий, имеющих большое прогностическое значение). В своих исследованиях Е.И.Кальченко насчитал 47 эндогенных и экзогенных факторов, «достоверно влияющих на возникновение ГБ и ИБС» [10].
Одним из основных факторов риска развития АГ является повышение потребления поваренной соли с пищей [8, 10, 15]. В организме содержание натрия зависит от равновесия между поступающим с пищей и выведенным через почки [14].
Важнейшей функцией почек считают обеспечение постоянства водных пространств организма (объем циркулирующей крови, внеклеточной и внутриклеточной жидкости) и поддержание гомеостаза натрия, калия и других электролитов. Натрий выступает основным катионом внеклеточной жидкости [26]. Средний уровень его потребления в странах западного мира составляет примерно 170 ммоль в день, из которых около 165 ммоль экскретируется с мочой и приблизительно 5 ммоль – с калом [14, 26].
Баланс натрия регулируют почки. Транспорт натрия в нефроне включает в себя клубочковую фильтрацию и реабсорбцию электролита в канальцах. В клубочке натрий фильтруется полностью. Около 70% профильтровавшегося натрия реабсорбируется в проксимальных канальцах. Дальнейшая реабсорбция электролита происходит в нисходящем тонком сегменте, восходящем тонком сегменте, дистальном прямом канальце петли Генле. В дистальных канальцах и кортикальной собирательной трубке происходит сочетанная реабсорбция натрия и хлоридов [21, 26].
Если здоровый человек увеличивает потребление соли, то экскреция натрия прогрессивно увеличивается и примерно за 3–5 дней достигает постоянного уровня, равного поступлению. В течение этого периода наблюдается положительный натриевый баланс, сопровождающийся задержкой воды и соответствующим увеличением массы тела. Затем в ответ на увеличение объема внеклеточной жидкости возрастает экскреция натрия и восстанавливается натриевый баланс. Когда потребление соли резко уменьшается, то наблюдается противоположный эффект. Таким образом, в физиологических условиях в ответ на увеличение объема внеклеточной жидкости развивается натрийурез, а при его снижении – задержка натрия [14].
М.Горен (2009 г.) считает, что человеческий организм в физиологических условиях может выводить 25 г соли. Моча здорового человека содержит в 1 л не более 9 г хлористого натрия. Если здоровый человек получает в день 12 г соли, но выделяет не более 1 л мочи, то в его организме ежедневно задерживается 3 г соли. Если этот процесс продолжается многие годы, то в конечном итоге развивается АГ.
Связь между почками и артериальной гипертонией (АГ) привлекает внимание исследователей уже более 150 лет. Первыми в списке исследователей, внесших существенный вклад в эту проблему, стоят имена ученых R.Bright (1831 г.) и F.Volhard (1914 г.). Они представили связь между почками и повышением АД в виде порочного круга, где почки были одновременно и причиной АГ, и органом-мишенью [52].
Поражение почек при АГ является предметом оживленной дискуссии, остроту которой придает наличие длительного периода латентно протекающей почечной дисфункции. Ряд исследователей полагают, что первыми обнаруживаемыми изменениями почек при АГ является нарушение натрийуреза [3, 19, 24]. За счет солевой перегрузки возможно выявление до того компенсированной недостаточности экскреторной способности почек [3, 19, 22]. Существуют различные варианты проб с нагрузкой солью. М.И.Вихтер (1992 г.) вводил различные объемы гипертонического 10% раствора хлорида натрия. А.С.Коган и соавт. (1974 г.) использовали порошок соли на фоне предварительного введения водной нагрузки в дозе 10 мг/кг массы тела. А.И.Григорьев, Б.Р.Дорохова и Г.И.Козыревская вводили per os различные количества физиологического раствора [24]. Проба Farrsworth и Barker заключается во внутривенном введении гипертонического раствора натрия хлорида. Авторы полагают, что пациенты с АГ выделяют с мочой значительно больше натрия, чем здоровые люди [23]. По мнению ряда ученых, среди больных АГ к солевым нагрузкам чувствительны 58–74% больных [5, 6, 18, 27], тогда как по данным других исследователей – лишь 10–50% [29, 37, 54, 56]. Ю.В.Наточин (1976 г.), Б.Б.Бондаренко и соавт. (1993 г.), Н.П.Маслова, Е.И.Баранова и соавт. (1994 г.) утверждают, что при форсированном введении больному АГ большого количества солевого раствора можно ожидать у части из них избыточный натрий-, гидрурез, то есть ответную реакцию, явно превышающую физиологическую [17]. В ряде работ говорится об избыточном натрийурезе в ответ на форсированную солевую нагрузку больному эссенциальной гипертензией [3, 7, 19].
Установлен тот факт, что среди лиц с пограничной АГ и (или) среди больных в начальной ее стадии имеются подгруппы людей, которые в ответ на внутривенное введение солевого раствора выделяли избыток натрия и воды медленнее, чем остальные больные, и даже были склонны задерживать их на достаточно продолжительное время [3, 17, 19]. B.Wedler и соавт. (1992 г.) в своих работах отмечают, что у пожилых больных АГ выявился более длительный период полувыведения натрия [54]. Как показало крупное эпидемиологическое исследование INTERSALT, в котором приняли участие 10 074 пациента из 32 стран [50], суточная экскреция натрия с мочой коррелировала с тяжестью АГ [36].
В середине XX столетия положение о первичной роли почек в развитии АГ было подтверждено и получило дальнейшее развитие в исследованиях отечественных (Е.М.Тареев, Г.Ф.Ланг, А.Л. Мясников) и зарубежных ученых (H. Goldblatt, A.C. Guyton и др.). В 1843 г. K.Ludvig в эксперименте показал, что скорость образования мочи имеет отношение к уровню артериального давления (АД). Этот факт получил дальнейшее развитие в классической монографии A.Cushney (1917 г.) «The secretion of urine». В конце 1970–80-х годов механизм «давление–натрийурез» был тщательно изучен группой физиологов во главе с A. Guyton. После многочисленных опытов на изолированных почках человека и животных эти исследователи сумели представить сложные соотношения между величинами АД и почечной экскрецией натрия (воды) в виде S-образной кривой почечной функции. Она четко демонстрирует, что само по себе АД оказывает решающее воздействие на величину натрий-, гидруреза. Если АД повышается, например, до 150 мм рт. ст., то натрий-, гидрурез увеличиваются в 3 раза. Отрицательный баланс натрия и воды сохраняется до тех пор, пока АД не понизится до 100 мм рт. ст. [17]. A.Guyton впервые назвал способность почек увеличивать мочеотделение в ответ на повышение АД прессорным диурезом, а способность увеличивать выведение натрия – прессорным натрийурезом [25]. Если же АД понижается до уровня менее 100 мм рт. ст., выделение почками натрия и воды начинает уменьшаться. При АД около 50 мм рт. ст. диурез практически прекращается [17]. У здоровых людей для выведения избыточного количества натрия из организма требуется краткосрочное повышение уровня АД [42]. По мнению A. Guyton [41], повышение АД обусловлено нарушением соотношения АД/натрийурез (так называемая «почечная функциональная кривая»). Поскольку вклад соотношения АД/натрийурез превалирует над всеми другими регуляторными системами, то, согласно данной концепции, почечный транспорт натрия должен быть определяющим в регуляции АД. Это не означает, конечно, что АГ – это заболевание почек, однако указывает на то, что почечная дисфункция, а именно нарушение соотношения АД/натрийурез, является непременным условием развития АГ. Данная гипотеза была подтверждена экспериментально [41]. Значительной вехой в исследовании проблем почек и АГ стали работы B. Brenner и соавт. Авторы досконально разрабатывали механизм повреждающего действия АГ на почки как на орган-мишень [23]. АГ поражает почки (первично сморщенная почка как исход АГ, либо АГ ускоряет темп развития почечной недостаточности) за счет нарушений внутрипочечной гемодинамики – повышения давления внутри почечных капилляров (внутриклубочковая гипертензия) и развития гиперфильтрации [44]. Возросший натрийурез и «диурез давления» обеспечивают выведение избытка натрия и способствуют уменьшению объема циркулирующей крови [17]. Таким образом, почка вносит свой вклад в ограничение гиперволемии.
Как результат гиперволемии происходит растяжение правого предсердия, что влечет за собой выработку гормона – предсердный натрийуретический пептид. Этот гормон угнетает продукцию юкстогломерулярным аппаратом почек ренина и обеспечивает вы-раженную вазодилатацию [32, 38]. Biollaz и соавт. (1986 г.), Sagnella и соавт. (1986 г.), Sugewara и соавт. (1985 г.) обнаружили значительное увеличение содержания в крови предсердного натрийуретического фактора (ПНУФ) у больных АГ. Horky и соавт.(1989 г.) установили, что по мере развития и становления АГ содержание ПНУФ повышается в плазме крови и снижается в кардиомиоцитах предсердий. Мобилизация ПНУФ является компенсаторным фактором, направленным на нормализацию АД посредством вазодилататорного и натрийуретического эффекта (Г.А.Тарвер, 1996). На уровень ПНУФ, в свою очередь, влияет объем внеклеточной жидкости [33, 45] и потребление ПС [4, 11]. Однако данная взаимосвязь более выражена у соль-чувствительных лиц [38, 40, 51]. Таким образом, предсердный натрийуретический пептид можно рассматривать как физиологический антагонист ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС), противодействующий повышению сосудистого тонуса и гипертрофии сосудистой стенки, увеличению секреции альдостерона и реабсорбции натрия.
Почечные канальцы иннервированы адренергическими волокнами, что показано морфологическими исследованиями. Острая денервация почки приводит к натрийурезу и диурезу, а стимуляция почечных нервов увеличивает реабсорбцию натрия и воды. Эти эффекты наблюдаются в проксимальном канальце в экспериментальных условиях, когда почечный кровоток (ПК) и скорость клубочковой фильтрации (СКФ) не изменяются. Высокая активность симпатической нервной системы стимулирует высвобождение в почках ренина и вызывает активацию всей РААС [14, 39, 47]. Важнейший фактор этой сложной системы получил название «почечного фактора», а именно ренин [20]. Еще в 1970–1980 гг. J.Laragh и соавт. сделали попытку профилировать больных АГ в зависимости от уровня ренина в плазме крови. Низкорениновая форма АГ в РФ встречается в 31–33% случаях [12, 28]. При данной форме АГ, по данным И.К. Шхвацабая [28], центральное положение занимают нарушения водно-натриевого баланса, задержка натрия и увеличение объема внеклеточной жидкости. Это подтверждается повышенным уровнем натрия в крови у данных больных [9]. При этом для низкорениновой гипертонии характерны снижение уровня почечных простагландинов, повышенный уровень предсердного натрийуретического фактора и низкая секреция катехоламинов. Внутрипочечная активность ренин-ангиотензинового аппарата определяется главным образом состоянием электролитного баланса организма и используется для предотвращения утечки натрия. У одних больных гипертония носит гиперрениновый характер, у других – гипорениновый, но у большей части показатели активности ренина находятся в пределах нормы. Это не различные варианты течения заболевания, а чаще перетекающие одна в другую ее стадии [10, 49].
Прямые эффекты ангиотензина II наступают при изменениях потребления ПС с пищей у больных эссенциальной гипертонией [14]. Повышенное потребление натрия приводит к интенсивной его активации в миокарде, сопровождающейся гипертрофией [55]. Ангиотензин II (АII) также активирует симпатическую нервную систему [23]. Он стимулирует клетками гломерулярной зоны коры надпочечников секрецию альдостерона. Последний, как известно, обладает способностью задерживать в организме в избыточном количестве натрий [16], блокируя все пути его выведения, особенно с мочой [10]. Альдостерон способствует перераспределению натрия из внеклеточной жидкости внутрь клеток в результате повышения проницаемости клеточных мембран, в том числе и гладкомышечных волокон стенок периферических артерий. Он влечет за собой в избыточном количестве воду, при этом происходит набухание сосудистой стенки, что сопровождается повышением сопротивления току крови в них и увеличением диастолического артериального давления (ДАД). Кроме того, задержка натрия в сосудистой стенке артерий повышает чувствительность заложенных в них нервных рецепторов к циркулирующим в плазме крови прессорным веществам. Все это способствует еще большему усилению сосудистого тонуса, в результате чего повышается АД и возникает гипертензия [17].
G.Borst и A.Borst-de Geuss [31], а затем A.Guyton и соавт. [42] в серии экспериментов доказали существование физиологического дефекта почек по экскреции натрия у лиц с АГ. У здоровых людей для выведения избыточного количества натрия из организма требуется краткосрочное повышение уровня АД. Однако у гипертоников в отличие от нормотоников для выведения того же количества натрия требуется большее и более длительное повышение АД [42].
B.Brenner и соавт. в конце 1980-х гг. выдвинули гипотезу, что в развитии АГ может иметь значение врожденная способность почек к повышенной задержке натрия (снижению его экскреции), что связано с врожденным дефицитом количества нефронов. Они провели большие популяционные исследования, которые показали, что у представителей демографических групп с выраженным повышением АД отмечаются меньшие размеры почек и уменьшение в них количества нефронов. В то же время Flickering и соавт. не смогли подтвердить гипотезу Brenner в исследованиях, выполненных в 1996 г. Предположение о том, что почки больных АГ содержат меньшее число нефронов, чем почки здоровых людей, подтверждается Keller и соавт. (2003 г.). Авторы подсчитывали число клубочков с помощью трехмерного стереологического анализа, позволяющего определить число клубочков и их объем. Изучались почки практически здоровых людей и больных первичной артериальной гипертензией, погибших в автомобильных катастрофах. Было установлено, что почки больных АГ содержат значительно меньшее число клубочков – 702 тыс. против 1 429 000 в контрольной группе.
Среди причин, вызывающих врожденное уменьшение числа нефронов, обсуждаются дефекты генов, контролирующих развитие почек; действие на плод токсических веществ, блокирующих РААС; а также недостаточное поступление калорий и белка во время беременности [23]. Таким образом, АГ не развивается, если почки сохраняют способность адекватно реагировать на изменение системного АД и лишены «нефизиологичных» факторов, влияющих на канальцевый транспорт натрия. В условиях избыточного поступления натрия в организм в здоровых почках развивается натрийурез и тем самым цифры АД быстро нормализуются. При АГ эта закономерность нарушена. Между тем дефекты экскреции натрия, лежащие в основе развития АГ, гетерогенны. Возможно, на нарушение натрийуреза влияют и другие внепочечные механизмы [13].
Не вызывает сомнений, что до настоящего времени остается много нерешенных вопросов в мультифакториальном заболевании – АГ. Противоречивость литературных данных, отсутствие системного подхода к оценке обмена натрия, стандартизованной солевой нагрузки – все это требует дальнейшего изучения.

Литература
1. Алехин М.Н., Седов В.П. Факторы, влияющие на диастолическую функцию левого желудочка у больных гипертонической болезнью. Тер. арх. 1996; 9: 23–6.
2. Артериальная гипертония: Доклад Комитета экспертов ВОЗ. Серия технических докладов 628. Женева; 1980. 87.
3. Барабанова В.В., Титков Ю.С., Петрова Н.Б. Состояние венозной системы и малого круга кровообращения на ранних стадиях развития артериальной гипертензии (клинико-экспериментальные сопоставления). Кардиология. 1991; 12: 42–4.
4. Бахшалиев А.Б., Гаджиев Р.Ф., Ахметзянова Э.Х. Поваренная соль и артериальная гипертония. Кардиология. 1989; 9: 107–12.
5. Бахшалиев А.Б., Гаджиев Р.Ф., Катышкина Н.И. и др. Изменения сосудистой реактивности при проведении пробы с норадреналином у больных гипертонической болезнью. Кардиология. 1990; 4: 22–6.
6. Бахшалиев А.Б., Гаджиев Р.Ф., Кулиева Т.Х., Кулиева С.А. Гемодинамические особенности солевой чувствительности у больных гипертонической болезнью. Первый конгресс кардиологов центральной Азии. Бишкек. 1993: 63–4.
7. Бондаренко Б.Б., Соколова Л.А., Кошерининов Ю.Р. Функция почек на раннем этапе формирования гипертонической болезнью. НПК «Артериальная гипертония и почки». С-Пб., 1993; с. 11–2.
8. Волков В.С., Поселюгина С.А., Нилова С.А. и др. Об эндемии артериальной ги-пертонии в России и новых подходах к ее профилактике. Клинич. медицина. 2009; 1: 70–2.
9. Гембицкий Е.В. Нейроциркуляторная дистония. В рук. «Диагностика и лечение внутренних болезней». М.: Медицина, 1996; с. 12–20.
10. Гогин Е.Е. Гипертоническая болезнь. М., 1997; с. 144–6, 229–30.
11. Гогин Е.Е., Седов В.П. Неинвазивная инструментальная диагностика центрального, периферического, мозгового кровообращения при гипертонической болезни. Тер. арх. 1999; 4: 5–10.
12. Гудкова Т.Н., Матюхин В.В., Байков Г.В., Касьянова И.Н. Изменение центральной гемодинамики у лиц с пограничной артериальной гипертонией в условиях трудовой деятельности. Кардиология. 1990; 2: 45–9.
13. Ecaян А.М. Эссенциальная гипертензия с нефропатией? Насколько это актуально в наши дни? Нефрология. 2008; 12 (2): 16–22.
14. Клар С. Почки и гомеостаз в норме и при патологии. М.: Медицина, 1987.
15. Комитет экспертов РМОАГ/ВНОК. Диагностика и лечение артериальной гипертензии. Рекомендации РМОАГ/ВНОК. Системные гипертензии. 2010; 3: 5–26.
16. Костюкевич О.И. Артериальная гипертензия и почки: вместе навеки? Можно ли разорвать порочный круг? Рус. мед. журн. 2010; 18 (22): 1332–7.
17. Кушаковский М.С. Гипертоническая болезнь. С-Пб.: СОТИС, 1995.
18. Люсов В.А., Бахшалиев А.Б., Гаджиев Р.Ф. Клиническая эффективность и изменение толерантности к физическим нагрузкам у больных гипертонической болезнью при умеренном ограничении потребления поваренной соли. Кардиология. 1988; 8: 22–5.
19. Маслова М.Н., Титкова Ю.С., Огородникова Л.Е. Активность Na, К-АТФазы в эритроцитах и состояние гемодинамики малого круга кровообращения при формировании артериальной гипертензии. Кардиология. 1992.
20. Мухин Н.А, Фомин В.В. Ренин – мишень прямой фармакологической блокады при артериальной гипертонии. Тер. арх. 2009; 8: 5–9.
21. Наточин Ю.В., Мухин Н.А. Введение в нефрологию. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007; с. 17–22.
22. Некрасова А.А., Газарян Г.А., Фатула М.И. и др. Некоторые гуморальные системы организма у здоровых и больных гипертонической болезнью в условиях длительного избыточного потребления поваренной соли. Артериальная гипертензия. Под ред. И.К.Шхвацабая (СССР), Д.Лара (США), (совместное издание СССР–США). М.: Медицина, 1980; с. 272–81.
23. Окороков А.Н. Диагностика болезней внутренних органов: Т. 7. Диагностика болезней сердца и сосудов. М.: Мед. лит., 2004.
24. Рябов С.И., Наточин Ю.В., Бондаренко Б.Б. Диагностика болезней почек. Л.: Медицина. Ленинградское отделение, 1979; с. 171.
25. Фетисова Н. В., Лукевич Б. Г. Прессорный натрийурез. Нефрология. 2002; 6 (2): 35–8. ISSN 1561–6274.
26. Шилов Е.М. Нефрология: учебное пособие для послевузовского образования. М: ГЭОТАР-Медиа, 2007; с. 70–1.
27. Шхвацабая И.К. Гипертоническая болезнь. Превентивная кардиология. М.: Медицина, 1987; с. 239.
28. Шхвацабая И.К. Гипертоническая болезнь. Болезни сердца и сосудов. Чазов Е.И. М.: Медицина, 1992; с. 295.
29. Alderman MH, Madhavan S, Ooi WL et al. Association of the Renin – Sodium Pro-file with the Risk of Myocardial Infarction in Patients with Hypertension. N Engl J Med 1991; 324: 1098–104.
30. Beard TC. A salt-hypertension hypothesis. J Cardiovasc Pharmacol 1990; 16 (7): 35–8.
31. Borst JGG, Borst-de Geuss A. Hypertension explained by Starling’s theory of circulatory homeostasis. Lancet 1963; 30 (1): 677–82.
32. Burnett JC, Granger JP, Opgenorth TJ. Effects of Syntheric atrial natriuretic factoron renal function and rennin release. Am J Physiol 1984; 247: 863–6.
33. Devinck MA, Pernollet MG, Deray G. Investigation of circulating digitalis – like compound in essential hypertension and in blood volume expansion. J Hypertens 1985; 3: 536–7.
34. Dimsdale JE, Ziegler M, Mills P, Berry C. Prediction of salt sensitivity. Am J Hypertens 1990; 3 (6): 429–35.
35. Eastern Stroke and Coronary Heart Disease Collaborative Research Group Blood pressure, cholesterol and stroke in eastern Asia. Lancet 1998; 352: 1801–7.
36. Elliott P, Stamler J, Nichols R et al. Intersalt revisited: further analyses of 24 hour sodium excretion and blood pressure within and across populations. Intersalt Cooperative Research Group BMJ 1996; 312: 1249–53.  
37. Espinel CH. The Salt Step Test: its usage in the diagnosis of salt – sensitive hypertension and in the detection of the salt hypertension threshold. J Am Coll Nutr 1992; 11 (25): 526–31.
38. Ferri C, Bellini C, Coassin S. Abnormal atrial natriuretic peptide and renal responses to saline infusion in nonmodulating essential hypertensive patients Circulation 1994; 90: 481–5.
39. Gats PE, Tanaka H, Hiatt WR et al. Dietary sodium restriction rapidly improves large elastic artery compliance in older adults with systolic hypertension. Hypertens 2004; 44: 35–41.
40. Gobel BO, Hoffmann G, Ruppert M et al. Membrane transport, sodium balance, and blood pressure regulation. Klin Wochenschr 1991; 69 (25): 84–9.
41. Guyton AC. Renal function curve: A key to understanding the pathogenesis of hypertension. Hypertens 1987; 10: 1–6.
42. Guyton AC, Coleman TG, Cowley AW Jr et al. Arterial pressure regulation: overriding dominance of the kidneys in long-term regulation and in hypertension. Am J Med 1972; 52 (4): 584–94.
43. Hashimoto J, Imai Y, Minami N et al. Compliance with longterm dietary saltrestriction in hypertensive outpatients. Clin Exp Hypertens 1994; 16: 729–39.
44. Hollenberg NK. Vasodilatators, antihypertensive therapy and the kidney. Am J Cardiol 1987; 60 (17): 571–601.
45. Krzesinski JM, Godon JP, Rorive GR. Argument for the presence of a Na-K-ATPase pump inhibitor in the plasma of uremic and essential hypertensive patients. Clin Exp Hypertens 1985; A7: 721–33.
46. MacMahon S, Peto R, Culter J et al. Blood pressure, stroke and coronary heart disease. Part 1, Prolonged differensis in blood pressure: prospective observational studies corrected for the regression dilution bias. Lancet 1990; 335: 765–74.
47. Meneton P, Jeunemaitre X, de Wardener HE, MacGregor GA. Links between dietary salt intake, renal salt handling, blood pressure, and cardiovascular diseases. Physiol Rev 2005; 85: 679–15.
48. Oliver WJ, Cohen E, Neel JV. Blood pressure, sodium intake, and sodium related. Hormones in the Yanomamo Indians, a «No-Salt» culture. Circulation 1975; 52: 146–51.
49. Somova L, Mufunda J, Neil P, Musabayane C. Pathogenesis of systemic (essential) hypertension in Zimbabwean hypertensive patients. I Humoral factors Cent Afr J Med 1991; 37 (11): 377–83.
50. The INTERSALT Study Group. INTERSALT Study an international co-operative study on the relation of blood pressure to electrolyte excretion in population. I. Design and methods. The INTERSALT Cooperative Research Group. J Hypertens 1986; 4: 781–7.
51. Tobian L. Perspectives on treating hypertension. Am J Med 1986; 81 (4): 2–7.
52. Volhard F, Fahr T. Die Bright’sche Nierenkrankheit. Berlin, Julius Springer Verlag 1914.
53. Wedler B, Wiersbitzki M, Gruska S et al. Definitions and characteristics of salt – sensitivity and resistance of blood pressure: should the diagnosis depend on diastolic blood pressure? Clin Exp Hypertens 1992; 14 (66): 1037–49.
54. Weinberger MH. Salt sensitivity as a predictor of hypertension. Am J Hypertens 1991; 4: 615–6.
55. Ying WZ, Sanders PW. Dietary salt modulates renal production of transforming growth factor-beta in rats. Am J Physiol 1998; 274: F635–F641.
56. Zhao GS, Li DY, Zhu DL et al. Cellular mechanism relating sodium and potassium to hypertension. An Clin Res 1984; 16 (43): 55–61.