CONSILIUM MEDICUM UKRAINA
CONSILIUM PROVISORUM UKRAINA
СТАТЬИ
ФОРУМЫ ПРОФЕССИОНАЛОВ
НОВОСТИ
ПАРТНЕРАМ
КОНТАКТЫ
О НАС
Подписка
Поиск на сайте

Последние новости

25.2.2015
МІЖНАРОДНИЙ МЕДИЧНИЙ ФОРУМ – АВТОРИТЕТНИЙ ЗАХІД ДЛЯ СПЕЦІАЛІСТІВ ОХОРОНИ ЗДОРОВ’Я

20.2.2015
Програма науково-практичної конференції

20.2.2015
Шановні колеги!

16.2.2015
УКРАЇНСЬКА КАРДІОЛОГІЧНА ШКОЛА ІМ. М.Д. СТРАЖЕСКА ЗАСІДАТИМЕ У РАМКАХ МІЖНАРОДНОГО МЕДИЧНОГО ФОРУМУ

16.2.2015
ІНСТИТУТ ПАТОЛОГІЇ ХРЕБТА ТА СУГЛОБІВ ІМ. ПРОФ. М.І. СИТЕНКА ОРГАНІЗОВУЄ БЕЗПРЕЦЕДЕНТНИЙ ЗАХІД, ПРИСВЯЧЕНИЙ ЛІКУВАННЮ БОЙОВИХ ПОШКОДЖЕНЬ ОПОРНО-РУХОВОЇ СИСТЕМИ




Зловещий рок музыкантов
Л.И. Дворецкий
ГОУ ВПО ММА им И.М. Сеченова Росздрава

Туберкулез задолго до установления его природы унес тысячи жизней. Это заболевание стало роковым для многих известных композиторов и музыкантов.

По понятным причинам диагнозы многих заболеваний, в том числе и туберкулеза легких, в то время не во всех случаях оказывались достоверными. Отсутствие рентгенологического исследования грудной клетки до эпохального открытия Рентгена, невозможность микробиологической верификации заболевания до обнаружения Робертом Кохом туберкулезных микобактерий в мокроте больных были причиной того, что многие синдромно-сходные заболевания считали легочной чахоткой. Особенно это могло касаться заболеваний, не известных или мало известных врачам того времени (саркоидоз, муковисцидоз, легочный сидероз и др.). Введение в клиническую практику таких методов, как перкуссия (Аугенбругер, 1791 г.), а в дальнейшем аускультация (Лаэннек, 1819 г.), во многом способствовало более точному распознаванию легочных заболеваний и представлялось врачам того времени не менее значительным событием, чем для наших современников-медиков компьютерная томография или ядерно-магнитный резонанс.

Медицинские авторитеты приняли инфекционную природу туберкулеза не сразу и с некоторым сопротивлением. Раньше всех инфекционная концепция туберкулеза была выдвинута в Южной Европе. Еще в 1546 г. итальянский врач Джироламо Фракасторо считал чахоточных больных заразными, а итальянские анатомы отказывались вскрывать таких больных из-за опасности заражения... Большинство французских, немецких, польских и английских медиков полагали, что существует туберкулезный диатез, имеющий наследственную и семейную предрасположенность. Отсюда и разное отношение к этим больным, в чем можно убедиться на примере отношения к Фридерику Шопену во время его пребывания во Франции и в Испании. Туберкулезная инфекция была особенно распространена в Северной Европе и в меньшей степени – в Испании и Италии. Плохие санитарно-гигиенические условия способствовали распространению заболевания, и в XVIII столетии смертность от туберкулеза достигла пика. В течение первой половины XIX века почти у половины населения Великобритании имелись разные формы активного туберкулеза, а треть населения от него умирала.

Многие из членов семей композиторов страдали туберкулезом. Кроме того, не исключено, что больные активным туберкулезом преподаватели-музыканты невольно инфицировали своих учеников.

Если учесть распространенность туберкулеза, то кажется удивительным, что чахоточные персонажи редко появляются в операх XVIII и XIX столетий. В XIX веке многие примадонны часто выглядели нежными и хрупкими и, возможно, некоторые из них страдали туберкулезом более часто, чем это считалось. Наиболее популярным способом смерти в опере было самоубийство, во много раз превышавшее его реальную частоту в обществе. Никто из композиторов, создавших образы “чахоточных героинь”, насколько известно, не страдал туберкулезом. Среди таких героинь можно назвать Виолетту в “Травиате” Верди, Мими в “Богеме” Дж.Пуччини, а возможно, и Леонору в “Фаворитке” Г.Доницетти, а также Манон в одноименных операх Пуччини и Массне. Умерла от таинственной болезни Эвридика в опере французского композитора Дариуса Мийо “Несчастья Орфея”.

Основными способами лечения туберкулеза до конца XIX столетия были постельный режим, полноценное питание, противокашлевые микстуры, содержащие опий, кровопускания в небольших объемах (до 250 мл крови 2–3 раза в неделю), рвотные, слабительные, потогонные препараты, иногда ртутные и другие средства (Паганини лечили королевским эликсиром). Популярным и рациональным считалось пребывание в теплом климате.

Туберкулез традиционно ассоциировался с гениальностью или необычайной творческой активностью. Считалось, что больные туберкулезом обладают особой творческой и нервной энергией, которую греки называли spes phthisica. В самом деле, многие “чахоточные” музыканты обладали удивительной работоспособностью и практически до конца дней, находясь в тяжелом состоянии, продолжали заниматься сочинительством. Некоторые из композиторов, по-видимому, сохраняли свою spes phthisica, фтизиатрический склад, оставаясь глубоко эмоциональными и творчески плодовитыми вплоть до последних стадий заболевания. Это лишний раз позволяет убедиться в том, что хорошее здоровье является только одним из условий и, как оказалось, не самым главным для музыкального творчества.

Интересно, что слушатель, не знакомый с историей болезни композитора, не в состоянии уловить в музыке отражение его тяжелого состояния. Возможно, это объясняется некоторой эйфорией, обычно свойственной больным туберкулезом. А может быть, именно музыка позволяла таким пациентам легче переносить болезнь и в известной степени противостоять ей. Вот некоторые примеры.

Генри Перселл, английский композитор, умер в 37 лет от остро развившегося легочного заболевания. Трое из его детей умерли, по всей вероятности, от туберкулеза. За две недели до смерти у композитора появился кашель, озноб и он вынужден был лечь в постель, хотя продолжал сочинять музыку. По данным одного из его биографов, жена Перселла не впустила его в дом в наказание за некую провинность (есть данные о пристрастии композитора к спиртному) и он провел всю ночь на улице, из-за чего простудился. Эта история, впрочем, не имеет других подтверждений. Композитор умер в день, когда он составил завещание, в котором все свое состояние оставил любимой жене. Учитывая острое течение легочного заболевания, можно считать, что Перселл был болен милиарным туберкулезом, однако наиболее вероятной причиной его смерти кажется пневмония.

Джованни Баттиста Перголези, итальянский композитор, автор известной оперы “Служанка-госпожа”, с детства страдал укорочением левой нижней конечности, что, как полагали, могло быть следствием остеомиелита или туберкулеза тазобедренного сустава. Однако не исключено наличие врожденного вывиха бедра. Он рано начал брать уроки музыки и вскоре стал вполне сформировавшимся скрипачом. Перголези отправлен в Неаполь для изучения композиции. В это время умирают его мать и один из братьев, по-видимому, от туберкулеза. Симптоматика легочного туберкулеза у композитора стала очевидной в 26 лет. По совету врачей он переехал из Неаполя в местечко Поцуоли, где поселился в монастыре. Там композитор за два дня до смерти закончил одно из своих известных произведений “Stabat mater”. И снова творческая активность сохраняется вплоть до последних дней жизни.

Итальянский композитор Луиджи Боккерини родился в 1743 г. в музыкальной семье и в 13 лет приезжает в Рим для обучения игре на виолончели. Однако карьере виолончелиста помешала болезнь, первым проявлением которой стала лихорадка с ознобом, а в последующем появились кровохарканье и нарастающая одышка. Заболевание, по-видимому, прогрессировало, поскольку в 1797 г. композитор сообщает в письме о своем плохом здоровье. Однако он продолжает работать. В 1802 г. в течение короткого периода умирают две его дочери, а через два года – вторая жена и еще одна дочь. Возможно, причиной смерти композитора является туберкулез. Смерть, по свидетельству его биографа, наступила при явлениях “легочного удушья”. Боккерини не пользовался успехом при жизни. В течение многих лет его музыка исполнялась нечасто. К сожалению, у многих из нас имя Боккерини связано прежде всего со знаменитым “Менуэтом”, настолько заигранным, что его мелодия стала музыкальной заставкой ко многим, отнюдь не музыкальным ситуациям. Большое впечатление производила музыка Боккерини на Шопена, который часто слушал ее во время пребывания на Мальорке.

Карл Мария фон Вебер тяжело и мучительно умирал от туберкулеза легких и гортани. Он рос болезненным ребенком и с детства прихрамывал, в связи с чем существует предположение о перенесенном в раннем детском возрасте туберкулезе тазобедренного сустава. В 20 лет, работая гравером, он случайно выпил находившуюся в винной бутылке кислоту, вызвавшую тяжелый ожог пищевода и гортани. В результате этого ожога он лишился певческого голоса.

В последний год жизни (1825–1826 гг.), будучи тяжелобольным, он приступает к сочинению по заказу лондонского Ковент-Гардена оперы “Оберон”, к сожалению, малоизвестной в России, но не менее интересной и прекрасной, чем его знаменитый “Вольный стрелок”. Кстати, нельзя согласиться с высказыванием одного композитора о том, что Вебер пришел в этот мир, чтобы написать “Вольного стрелка”. За свою короткую жизнь он создал немало музыкальных шедевров. Однако впечатляет другое. Читая дневники композитора, можно узнать, в каком тяжелом состоянии создавалась эта удивительная музыка. Записи “болен дома”, “работал больной”, “очень болен, постоянно выступает пот”, “вечером снова температура” свидетельствуют о тяжелом состоянии композитора, наличии у него выраженной интоксикации, столь типичной для активного туберкулезного процесса. Наряду с легочной симптоматикой в виде нарастающей одышки в последние дни жизни появилась диарея, что позволяет предположить наличие туберкулеза кишечника. Но разве музыка “Оберона”, начинающаяся яркой, выразительной увертюрой, позволяет слушателю, не знакомому с биографией композитора, предположить, что ее создатель был неизлечимо болен и знал о своем близком конце? В самом деле, многие его произведения пронизаны ощущением наслаждения, радости, “вкусом жизни”. Вспомним блестящее рондо Вебера со знаменитым “Приглашением к танцу”, в котором мастерски переплетаются романтическая восторженность, нерешительность, волнение и робость, неожиданно уносящиеся в блестящем танцевальном вихре.

На репетициях оперы “Эврианта” Вебер общался с музыкантами с помощью посредника, поскольку он практически полностью потерял голос вследствие туберкулезного поражения гортани. Однако эти репетиции, по-видимому, придавали ему силы. В этой связи уместно привести высказывание сына композитора о последнем произведении отца: “Эту жизнь и музыкальный свет, это ставшее музыкой веселье и свежесть написал больной, сгорбленный, раздраженный человек, которого день и ночь мучил сухой кашель; закутанный в меха, с распухшими ногами, в бархатных сапогах, он сидел за письменным столом и мерз в жарко натопленной комнате”.

Несмотря на стремление возвратиться на родину, Вебер из-за тяжелого состояния так и не смог отправиться в Германию и умер в Лондоне в 1826 г. Его нашли мертвым в своей кровати утром 5 июня. Рядом с кроватью находились его одежда и другие вещи, собранные в дорогу. При патологоанатомическом исследовании было обнаружено двустороннее туберкулезное поражение легких с наличием каверн, эмфизема легких, язвенное поражение гортани.

Эдвард Григ, норвежский композитор, родившийся в Бергене в 1843 г., в 17 лет, будучи студентом в Лейпциге, заболел плевритом. Из-за этого заболевания, имевшего, наиболее вероятно, туберкулезную природу, на некоторое время его композиторская деятельность была прервана. После выздоровления Э.Григ возвратился в Берген, но вскоре вновь отправился в Лейпциг для продолжения обучения, которое закончил в 1862 г. Его личный врач Клаус Ганзен писал, что “левое легкое находится в спавшемся состоянии и никогда больше не расправится”. С этого времени на протяжении всей жизни композитора беспокоила постоянная одышка. Последние три года основным проявлением заболевания была прогрессирующая дыхательная недостаточность, однако данные за активацию туберкулезного процесса отсутствовали. Несмотря на выраженную одышку, Григ путешествовал с концертами и посетил Прагу, Амстердам и Лондон. Сам композитор описывает свое состояние в 1906 г. как “тяжелый ревматизм”, что позволяет предположить наличие гипертрофической остеоартропатии. Последнее свое концертное турне Григ совершил в 1907 г. в Копенгаген, Мюнхен, Берлин. Умер Григ в госпитале Бергена в сентябре 1907 г. При аутопсии было обнаружено легочное сердце, выраженные плевральные сращения слева и признаки неактивного туберкулеза левого легкого. Таким образом, причиной смерти Эдварда Грига явилась хроническая дыхательная недостаточность с развитием легочного сердца на фоне посттуберкулезного пневмосклероза и массивных плевральных сращений.

Альфредо Каталани (1854–1893 гг.), итальянский композитор, умер от туберкулеза легких в возрасте 39 лет. Его карьера как оперного композитора не сложилась не только из-за тяжелой болезни, но и из-за того, что в это время в итальянской опере царствовал Верди, а после него и Пуччини Каталани находился как бы в тени этих двух оперных гигантов.

Предполагалось, что туберкулезом страдали также Карл Филипп Эмануил Бах, композитор, сын Иоганна Себастьяна Баха, Луиджи Керубини, композитор, директор Парижской консерватории, Никколо Паганини, знаменитый итальянский композитор и скрипач, Фромантель Галеви, французский композитор, автор оперы “Дочь кардинала”, учитель Жоржа Бизе. Впрочем, имеющиеся биографические данные и медицинская документация не позволяют утверждать, что туберкулез мог стать причиной смерти этих композиторов.

Эпизоды кровохарканья наблюдались у Энрико Карузо, который незадолго до смерти выступал на сценах американских оперных театров – музыкальной Академии Бруклина и Метрополитен-опера. Во время этих гастролей состояние певца значительно ухудшилось и по совету врачей он переехал в Сорренто. Однако ему не суждено было выздороветь и в августе 1921 г. Карузо умер в Неаполе, где и был похоронен. Установить истинный диагноз заболевания (туберкулез или рак легкого) великого певца не удалось.

Имеющиеся сведения о наличии у многих композиторов симптомов легочного заболевания (кашель, одышка, кровохарканье) практически во всех случаях ассоциировались с туберкулезом, хотя с точки зрения современной диагностики во многих случаях предположения о туберкулезе у исторических лиц нуждались в подтверждении и требовали более убедительных доказательств.